Литературка...О юных дарованиях.

Эртанн

Местный
Регистрация
26.03.2011
Сообщения
30
Аркашка

У меня есть сосед — мальчик Аркашка. Ему восемь лет. Аркашка — плотненький, крепкий, с серьезными карими глазами. Волосы у него — жесткая каштановая копна. Когда кто-нибудь из родителей пытается ее расчесать, Аркашка начинает глухо рычать, как собака. Скалит зубы (переднего, правда, нет — выпал). Может и укусить.
Нет, Аркашка — он хороший. Типичный восьмилетний бандит. Не любит делать уроки, умываться, не зашнуровывает кроссовки, любит животных, сладости, садистские стишки, подраться... Все нормально, как у всех.
Но вот примерно год назад с Аркашкой кое-что произошло.
Началось все с того, что родители в начале каникул накупили Аркашке книг: про хоббитов, про Гарри Поттера. Ну, про очкарика этого меченого более-менее живенько написано. А вот про хоббитов с кожаными пятками... Все эти Митрандиры-Горгоробы-Азанулбизары... Хотя — дело вкуса.

Аркашка сначала прочитал всю Дж. К. и всего Дж. Р. Р. Потом ему купили фильмы по этим романам. Аркашка их посмотрел. И на некоторое время затих. Три дня даже давал себя расчесывать и не рычал. А потом зашел как-то на кухню к маме с папой и сказал:
— Буду писателем.
Подумал и добавил:
— Воистину так повелевают Высшие Силы.
Подумал и еще добавил:
— Ибо.
— Что ибо-то? — спросил папа.
— Просто ибо, — пожал плечами Аркашка. — Ну, я пошел.

...Лежа на полу в какой-то немыслимой позе кверху попой и книзу головой (так к мозгу кровь лучше приливает, я пробовал писать в аркашкиной позе — класс!), шевеля, как змея, высунутым языком, похожим на кусок радуги (от сосания фломастеров), Аркашка выводил в своей красного цвета общей тетради:
«И злой волшебник Курамор ванзил мечь в плоть нещаснова добрава валшебника Гулюлюна и три раза пиривирнул яго. Хахаха! Ты пагибнеш! Кричал Курамор. **мат** !..»
Особенно Аркашке почему-то нравилось слово «**мат** !» А еще — «ваистену!» и «дабудит так!». А еще он любил их комбинировать, например:
— Да будет так, ибо!
Или:
— Ибо, воистину!

Описания Аркашке не очень давались. Он их обычно, так сказать, максимально сокращал. Например: «Лес был страшный». Или так (почти по-чеховски): «Море было большое. В нем было много воды».
Но зато страшные вещи Аркашка смаковал. У него все время кто-нибудь что-нибудь откусывал с криком: «Да будет так!», кто-нибудь кому-нибудь что-нибудь вонзал и обязательно то, что вонзал, три раза «пириворачивал» («ибо!»).
Вечером Аркашка читал свои произведения ближним. Сначала ближние (мама с папой) Аркашку слушали, но потом их терпение иссякало.
— Господи, какой ужас! — говорила мама. — Аркаша! Да что у тебя там за кошмары такие! Ты же ведь добрый мальчик!..
— И плодть его содрыгнулыся от боли, — продолжал бубнить ровным, низким, зловещим голосом Аркашка, — и страшные черные птицы обклювали иго со всех сторон...
— Не могу больше слушать это «содрыгание»! — восклицал папа. — Опять кого-то там «обклювали»!.. Я сейчас сам кого-нибудь обклюваю!..
— А злой волшебник Хухур достал иликрическую пилу и стал, весело хохоча, отпиливать ему ногу и отпилил ее три раза! Воистину!.. — вдохновенно гундосил Аркашка.
— Боже мой!.. Ногу три раза отпилили... — стонала мама.
— А потом, — продолжал Аркашка, — он вонзил в его руку лазерную палицу, обмазанную смертным ядом, и стал ее медленно пириварачивать, чтобы тот больнее обстрадался...
— Все! Не могу больше эти «обстрадания» терпеть! — кричал папа и убегал в свой кабинет. А мама тоже убегала и запиралась в ванной.
Тогда Аркашка, который папу все-таки немного побаивался, а маму — нет, читал под дверь ванной:
— И тогда Чудовище схватило жертву, и, дружно хохоча, обожрало ее со всех сторон...
В ванной на полную мощность включались краны.
— Ибо я голоден, кричало Чудовище!.. — орал на манер Чудовища Аркашка под дверь, но перекричать краны не мог...
Аркашка со всей своей новаторской рукописью долго слонялся по квартире. Опять ложился на пол кверху попой, чтобы написать продолжение. Но ему не писалось. Настоящему писателю нужна аудитория. А мама с папой объявили Аркашке бойкот.
Тогда Аркашка переключился на меня. Он набирал мой номер и говорил:
— Дядь Вов, слушайте: «Черные зловещие скалы торчали со всех сторон...»
— «Торчали» исправь, — автоматически говорил я, исправляя что-то свое. В своей рукописи.
— Хорошо. «Черные зловещие скалы... были со всех сторон. За скала'ми...»
— За ска'лами...
— «За скалами жили страшные пивцы крови...»
— Что еще за «пивцы»?
— Которые пьют...
— Нет такого слова.
— Ладно... «Они обгрызали жертву со всех сторон три раза, а потом брали острый молоток...»
— Достаточно. Извини, Аркашка, я занят...
Скоро Аркашка потерял и меня тоже в качестве аудитории. Единственным слушателем Аркашки остался старый пес Чапа. Помесь таксы с болонкой, что-то вроде карликового шакала.
Чапа тихо лежал на своем коврике и дремал. Аркашка ложился рядом с ним и громко читал Чапе в самое ухо:
— И он, хохоча, откусил ему глаз...
Чапа терпел пару дней, потом начал скулить.
— Злая колдунья острым ножом разрезывала плоть жертвы...
— У-у-у! — выл Чапа, как фабричный гудок, и полз под кровать.
Аркашка ложился рядом с кроватью и кричал под кровать на воющего Чапу:
— Воистину прольется кровь, ибо да будет так!!!
В отчаянном вое Чапы была мольба: «Ведь я не собака Павлова!..».
На третий день Чапа начал лаять и кусаться, чего раньше за ним не наблюдалось. Он даже слегка «вонзил в плоть» Аркашки свои старые зубы. Не больно, но все-таки ляжку прихватил. Чапу не наказали, ибо он был воистину не виноват.
На следующий день папа сказал Аркашке:
— Аркадий! Завтра мы улетаем отдыхать. На море. В Судак. Вместе с дядей Вовой. Мы хотели взять и тебя. Но только с одним условием: ты не будешь нам читать свою... прозу. Договорились? Даешь слово?
— Даю, — ответил, горько вздохнув, Аркашка. Ему очень хотелось на море. Но когда папа вышел из комнаты, Аркашка шепотом все-таки добавил: — Ибо!
Свое слово Аркашка сдержал: нас он оставил в покое. Зато окружающим досталось по полной...
В самолете Аркашка прибрал к своим рукам стюардесс. Через полчаса полета симпатичные стюардессы, косясь на Аркашку расширенными зрачками, шарахались от юного прозаика, как лошади от волка.
На море, на пляже, отойдя подальше от наших лежаков, Аркашка находил себе жертву, какую-нибудь одинокую скучающую бездетную даму посредственных лет.
— Здравствуйте, — очаровательно улыбался он даме.
— Здравствуй, малыш, — охотно сюсюкала дама. — Здравствуй, кисонька.
— Я не кисонька, я — писатель, — сурово объявлял Аркашка. — Хотите, я почитаю вам мое литературное художественное произведение?
— Конечно! — соглашалась дама. — Почитай, лапочка. Надо же, такой малепуньчик, а уже писатель! Прямо Моцарт, а не ребенок!..
Малепусенький Моцарт читал:
— Его жилы, хохоча, хрустнули под ударом стальной дубины, и кровь толстым потоком затопила Долину Смерти...
— О-о-о... — стонала дама, и, траурно колыхая бюстом, откидывалась на лежак.
Через две недели Аркашку знали все. Когда он появлялся на пляже со своей алой, как кровь, тетрадкой, пляж пустел. Даже какой-то неизвестно как затесавшийся в Судак немец, едва говоривший по-русски, завидев Аркашку, махал руками и кричал:
— Найн! Найн! Ихь — это не надо! Аркашка, цурюк!
Так прошло еще две недели. На обратном пути стюардессы вновь хлебнули по полной.
И истошно выл Чапа, как вдова на похоронах, а потом лаял и кусался. Надо было что-то предпринять.
Мы с Аркашкиными родителями держали совет на кухне. Держали почти всю ночь. Ничего не решили. А на следующий день у Аркашки был день рождения. И тут меня (как я думал тогда), осенило. Я быстренько пошел в книжный магазин и купил «Вредные советы». О, наивный!
Несколько дней Аркашкины родители ликовали. Аркашка перестал писать. Они осыпали меня благодарственными звонками. Но потом...
Я вообще-то живу этажом ниже, непосредственно под Аркашкой. Сначала Аркашкины родители перестали мне звонить. Потом надо мной начало происходить что-то странное: то раздавались какие-то глухие удары, то что-то зловеще скрипело и шуршало... а потом мои верхние соседи меня затопили.
Это все Аркашкины дела. Я знаю.
А что сейчас читает Аркашка, понятия не имею. И даже боюсь предполагать...
 
A

Anonymous

Гость
откуда сие произвеДение взято? Ибо мне понравилось. хочу еще про аркашку почитать. во Истину юное дарование) а как он описывет содрагание чресеЛ и отьпиливание конечностей по три раза лазерной дубинкой, просто гениально) Хичкок отдыхает. спасибо=) упал под стол и кался по поЛу от хохота) хочу продолжения.
 

Hel_ISR

妖怪
Команда форума
Лорд-Инквизитор
Adeptus Mechanicus
Инквизитор
Куратор проекта
Регистрация
24.03.2011
Сообщения
17 406
Minecraft
nope
ДАбудИттак!!! ВАИСТИИНУ!!
--
для ДОка: замена секте найдена. приёмм, приёмм!
 

Эртанн

Местный
Регистрация
26.03.2011
Сообщения
30
Это отдельный рассказ. Я, знаете, ли, люблю про Мэри -Сью и йунных авторов почитать и посмотреть на них в естественной среде обитания.. Да бдит так, ваистину...
 

Эртанн

Местный
Регистрация
26.03.2011
Сообщения
30
Зовут меня кхм Лобанов Александр. Мне 14 лет. Начало может быть скучным, но вы дочитайте до конца. Постскриптум: пли-из.

Да, и ещё. Пишу я от друга, а мой адрес такой: улица Туристская, дом 9, квартира 20. Телефон: 948-06-30.

Опус у нас называется Жестокая голактека.

Год 3132. Система Солнце. Планета земля
Меня зовут Джон Кавер. Мне 30 лет. В 3072 году, когда на нашу голактику напала Махпела (хмм… махпела), мой отец был пиратом, пишет нам Лобанов Александр. Когда же все рейнджеры сражались с махпелой, мой отец грабил и уничтожал мирные корабли, залетал (отец понимаешь у него, залетал)… да, ну вот значит у него отец кхм залетал на планеты, грабил банки, убивал мирных граждан и здешних пиратов. Его кстати не махпела звали? Отца-то твоего?. Этим конечно же он прославился (Кооонешно же он прославился!) и нажил себе много врагов.

В один прекрасный день, когда отец был на пиратской базе, пил напитки, (надо было ещё написать «и ел еду») и думал как ограбить банк, внезапно ворвались трое молоков (хм… молоков трое ворвались… Лобанов Александр, молоки, кхм, это вобше-то рыбья сперма к вашему сведению) ворвались значитсо трое молоков , подошли к моему отцу и спрашивают как его зовут. Когда отец ответил, они достали пушки и убили его. Действительно, прекрасный день.
После этого прошло много лет, мать нашла себе нового мужа, они поженились (Внимание!) и родился я. Наверное от молоков. Когда мне исполнилось 28 лет я улетел на Марс. Ну что сказать, правильно сделал что улетел.

Дата: 3132 год. 7 апреля. Время: 13:08
В этот день я поехал записываться рейнджером потому что чувствовал, что скоро будет новая война. Ну правильно, конечно, да, чёж не записаться? Когда я приехал в центр рейнджеров, мне сразу же дали много бумаг которые я должен заполнить. После двух часов я наконец заполнил их. (Удивительно). Меня записали в атряд JS-32.

Дата: 3133 год. 28 сентября. Время: 11:23

Я сидел и смотрел телевизор (Это он что? полтора года выходит телевизор смотрел. ха-ха.) Значит так, полтора года смотрел телевизор, как вдруг на экране появились специальный выпуск новастей. В них говорили о том, как из-под контроля вышел завод протоплазменных машин и они терроризируют голактику, боже ты мой… Через 15 мин мне пришло письмо о повестки на военную базу. Через 24 мин я был на базе. Шустрый мальчик. Меня посадили на корабль где меня ждал мой отряд. Командир мне сразу рассказал план задания. Мы должны были прорвать обарону кольца, сесть на планету, найти завод и уничтожить матку! Хм… матку… уничтожить матку… понимаешь, а то матка правда-матка глаза колет. Угу.

И вот мы взлетаем. С нами летят: (записываем) 50 военных кароблей, 4 эсминца и 7 кароблей техпомощи. И вот наступил этот момент: мы двинулись в бой. Начали мосированую атаку на середину, но они дали нам отпор. Ха, ещё бы, середина она такая знаеш ли, чуть зазевался такой отпор даст мало не покажется… Нда, атаку на середину начали. Мы потеряли много кароблей включая и 5 транспортных. 5 транспортных… так… с нами летят 50 военных, 4 эсминца… (эсминец, кстати, что, не военный чтоли?) и 7 кароблей техпомощи, потеряли 5 транспортных. Наверно при взлёте потеряли, так ну ладно. Всё таки мы прорвались. — Вот она эта планета — прокричал командир.

Она была тёмно серая, мрачная, как будто была домом роботов. И наконец высадились. Неподалёку от нас воевал отряд дельта и браво. Мы присоединились к ним. Браво говорит нам уничтожить бронебойного робота слева. Гранатомётчик выполнять преказ. Он зарежает потрон, Встаёт, Прицеливается, И выстреливает. Но в этот момент робот успевает выстрелить. Пуля летит ему в голову, (роботу чтоли?) он не успевает пригнуться и падает на землю.
— Робот пал и человек пал — сказал капитан.
Ну хоть бы как то я не знаю, как-то для разнообразия например… ну… робот пал, например, а человек — секам! Всё таки как вот повеселее было б.

— Ребята мы уже близко — кричит пулемётчик из отряда дельта.
И тут случилось непредвиденное. У всех закончиваются потроны и гранаты. От это я понимаю! От это непредвиденное! Дааа… Завтра война я устал и гранаты закончились. — Нам не хватит этого. — говорит капитан. Ну, естественно, того что закончилось не хватит.
Все сели и начали думать, что нам теперь делать, а роботы, видно, рядом собрались в кружок покурить, чтоб не мешать им думать. И вот кто-то из солдат услышал рёв турбин. Это был корабль техпомощи. Наш телефон 22 33 22 45, круг-ло-су-то-чно. Корабль техпомощи летел из огромной чёрной тучи, словно ангел из тьмы. (ооо…литература попёрла) Корабль был продырявлен пулями, экипаж был унечтожен, и только тежело раненный лётчик вёл корабль. Он пасодил корабль, двое солдат с носилками взяли и понесли его к санитару скорой помощи, судя по всему. А я и командир взяли взрывчатку и побежали закладывать матку. Матку закладывать побежали. Ха. Побежали откладывать личинку. Мы установили таймер на 2 минуты. Камандир бежал впириди, а я с таймером, под мышкой, видать, за ним. И вдруг из-за угла вышел робот страж. Он схватил капитана и начал ломать кости. Он прокричал (робот что ли?): «Беги!» (ааа, ну, в принципе, да) и я побежал. С таймером.

После этого взрыва я оказался в больнице бес сознания… Дааа… Когда я очнулся, в палате, номер шесть, видать, стоял президент и шесть санитаров. И вручил мне звезду героя. А через неделю по новостям сообщили, что ещё одна матка уцелела. Вот зараза какая матка! Но это уже другая история. Ту би, написано, континиум! Континиум то би.

Позднее неизвестными авторами к рассказу было написано несколько сиквелов, но все они безнадежно проигрывают оригиналу.
 
Верх